Choref_M._M._2015._The_history_of_Byzant

Choref_M._M._2015._The_history_of_Byzant -...

Info icon This preview shows page 1. Sign up to view the full content.

View Full Document Right Arrow Icon
This is the end of the preview. Sign up to access the rest of the document.

Unformatted text preview: Материалы по Археологии и Истории Античного и Средневекового Крыма Археология, история, нумизматика, сфрагистика и эпиграфика Supplement 1 М. М. Чореф История византийской Таврики по данным нумизматики Тюмень Нижневартовск 2015 УДК 94"04/15" ББК 63.221(0)4 Ч-75 Институт истории и политических наук Тюменского государственного университета Нижневартовский государственный университет Издается по решению Ученых советов Института истории и политических наук Тюменского государственного университета и Нижневартовского государственного университета Ответственный редактор М. М. Казанский — doctor habilitat of history, director of research work in the CNRS (UMR 8167 “The East and the Mediterranean Sea”). Научные рецензенты: А. Г. Еманов — профессор, доктор исторических наук. А. И. Романчук — профессор, доктор исторических наук, академик Академии гуманитарных наук. О. В. Шаров — доктор исторических наук. Монография посвящена монетному делу византийской Таврики как историческому явлению и изучению всех выпусков, обоснованно относимых к ее эмиссии. В ходе исследования максимально подробно освещается история их поступления и нахождения в обращении. Для проверки результатов привлекаются и анализируются материалы сфрагистики и эпиграфики, причем упор делается на сверку с итогами археологического изучения средневековых древностей византийской Таврики. Книга рассчитана на специалистов-историков, а также на студентов исторических специальностей, краеведов и всех прочих, интересующихся историей позднеантичного и средневекового Крыма. Ключевые слова: Византия, Таврика, история, нумизматика, технологии монетного производства. Чореф М. М. История византийской Таврики по данным нумизматики / М. М. Чореф ; отв. ред. М. М. Казанский. — Тюмень : ТюмГУ ; Нижневартовск : НВГУ, 2015. — 194 с. : ил. (Материалы по археологии и истории античного и средневекового Крыма ; suppl. 1). ISBN 978–5–00047–271–2 ISSN 2219-8857 © Тюменский государственный университет © Нижневартовский государственный университет © М. М. Чореф Materials in Archaeology and History of Ancient and Medieval Crimea Archaeology, History, Numismatics, Sigillography and Epigraphy Supplement 1 M. M. Choref The history of Byzantine Taurica on the basis of numismatic data Tyumen Nizhnevartovsk 2015 UDC 94"04/15" BBK 63.221(0)4 Ch-75 Institute of history and political sciences of the Tyumen State University Nizhnevartovsk State University It is published according to the solution of Academic councils of Institute of history and political sciences of the Tyumen State University and Nizhnevartovsk State University Editor-in-Charge M. M. Kazanski — doctor habilitat of history, director of research work in the CNRS (UMR 8167 “The East and the Mediterranean Sea”). Scientific reviewers: A. G. Emanov — professor, doctor of historical sciences. A. I. Romanchuk — professor, doctor of historical sciences, academician of the Academy of Humanities. O. V. Sharov — doctor of historical sciences. The monograph is devoted to coinage of the Byzantine Taurica as to the historical phenomenon and studying of all releases reasonably carried to her issue. During research the history of their receipt and stay is most in detail covered in circulation. For check of results materials of a Sigillography and Epigraphy are attracted and analyzed, and emphasis is placed on verification with results of archaeological studying of medieval antiquities of the Byzantine Taurica. The book is designed for specialists historians, and also for students of historical specialties, local historians and all other, interested in history of the late antique and medieval Crimea. Key words: Byzantium, Taurica, history, numismatics, coin production technology. Choref, M. M. 2015. The history of Byzantine Taurica on the basis of numismatic data // Materials in Archaeology and History of Ancient and Medieval Crimea. Suppl. 1. Tyumen; Nizhnevartovsk: “Nizhnevartovsk state university” Publ. (in Russian). ISBN 978–5–00047–271–2 ISSN 2219-8857 © Tyumen State University © Nizhnevartovsk State University © M. M. Choref МАИАСК Supplement 1. 2015 Чореф М. М. История византийской Таврики по данным нумизматики 5 Содержание Введение…………………………………………………………………....................... 7 Глава 1. Становление византийской Таврики……................................................ 16 1.1. 1.2. К атрибуции таврических бронз ранневизантийского периода…………………………………………………………...……….. Монеты Юстиниана I таврического чекана как исторические источники……..…………………………………………………………... 16 24 1.3. Византийская Таврика в конце VI — в начале VII в. ............................. 29 1.4. Таврида при Ираклии I и Константе II.…………………………………. 38 Глава 2. «Темные века» истории раннесредневековой Таврики ……………… 50 2.1. К вопросу о номиналах таврических бронз VIII—X вв. .…………….... 50 2.2. Историческое значение эмиссий Херсона первой половины VIII в. ..... 52 2.3. Византийская Таврика в первой половине IX в. ………………………. 61 Глава 3. К истории фемы Херсон ……………………………………....................... 64 3.1. О периоде существования и локализации стратигии Климатов .……... 64 3.2. Эмиссии Василия I Македонянина и их историческое значение …….. 71 3.3. Монеты преемников Василия I Македонянина как исторические источники .………..………………………………………………………. 78 Глава 4. Византийская Таврика в конце XI—XV в. …………………………….. 93 4.1. Историческое значение позднейших монет Херсона: с монограммами « » и « » ……......………………………..…………… 93 4.2. К истории княжества Федоро…............................................................... 107 Заключение…………………………………………………………………………….. 115 Литература …………………………………………………………………………….. 118 Список сокращений……………………………………………………....................... 169 К каталогу монет византийской Таврики.…………................................................ 171 Choref M. M. The history of Byzantine Taurica on the basis of numismatic data 6 МАИАСК Supplement 1. 2015 Contents Introduction …………………………………………………………………................. 7 Chapter 1. Formation of Byzantine Taurica ……......................................................... 16 1.1. To attribution of the Taurian bronzes of the early Byzantine period ……... 16 1.2. Coins of Justinian I of Taurian coinage as historical sources……..…..…... 24 1.3. The Byzantine Taurica at the end of VI — the beginning of VII century ….................................................................... 29 1.4. Taurica under Heraclius I and Constans II ………………………………... 38 Chapter 2. “Dark Ages” of the history of early medieval Taurica …………………. 50 2.1. 2.2. 2.3. On the question of denominations of Taurian bronzes of the VIII—X centuries …………………………………………………………. The historical significance of emissions of Cherson of the first half of VIII century ..................................................................... 50 52 Byzantine Taurica in the first half of IX century …...…………………….. 64 Chapter 3: On the history of the Theme of Cherson …………………........................ 64 3.1. About the period of existence and localization of Strategy of Klimata …... 61 3.2. Issues of the Basil I the Macedonian and their historical value …………... 71 3.3. Coins of successors of Basil I the Macedonian as historical sources ……... 78 Chapter 4. The Byzantine Taurica at the end of the XI—XV century. …………….. 90 4.1. Historical value of the latest coins of Cherson: with monograms “ ” and “ ” ……......……………………………………. 90 4.2. To the history of the principality of Theodoro….......................................... 107 Conclusion ……………………………………………………………………………… 115 References ……………………………………………………………………………… 118 List of Abbreviations ……………………………………………………....................... 169 To the catalog of coins of the Byzantine Taurica .…………........................................ 171 МАИАСК Supplement 1. 2015 История византийской Таврики по данным нумизматики 7 Введение Одной из важнейших задач современной нумизматики является оценка и обоснование значимости монет как исторических источников. В настоящее время металлические деньги принято относить к памятникам эпиграфики, а бумажные — к документам1. Согласиться с этим довольно трудно. Ведь от материала, казалось бы, ничего не должно зависеть. Верно заметил А. Л. Пономарев: «даже если не признавать за монетами свойства документов, они все равно останутся источником самой достоверной информации о существовавших на територии Причерноморья и Балкан денежных системах» (Пономарев 2012: 15). Нумизмату удалось доказать, что монеты поздней Византии, Золотой Орды и Трапезундской империи являются важнейшими документальными историческими источниками (Пономарев 2012: 15). К сожалению, исследователь не уделил внимание изучению монет византийской Таврики. В результате их историческое значение все еще не оценено в полной мере. В них продолжают видеть всего лишь вспомогательный источник исторической информации, нуждающийся в сверке с куда более основательно изученными письменными2 и археологическими памятниками. Тем более что сохранились официальные хроники (Albrecht 2012: 5—69), агиографические сочинения (Albrecht 2012: 73—192), синаксари (Albrecht 2012: 195—203), письма политических и религиозных деятелей (Albrecht 2012: 207—226), географические труды (Albrecht 2012: 229—241), молитвы и гомилии (Albrecht 2012: 245— 250), материалы церковных соборов (Albrecht 2012: 291—327) и списки епископов (Albrecht 2012: 331—334), тактиконы (Albrecht 2012: 337—341), кодексы, руководства и памятные записки (Albrecht 2012: 253—288), а также древние лапидарные надписи (Albrecht 2012: 345—351). А раскопки, регулярно проводимые на территории полуострова, дают значительное количество археологического материала. Учтем и то, что в Таврике регулярно находят византийские моливдовулы, атрибуция которых также позволяет уточнить наши представления о процессах, происходивших в регионе в эпоху средневековья. В любом случае результаты изучения этих памятников можно коррелировать друг с другом и, тем самым, приближаться к установлению исторической истины. Однако существуют определенные объективные трудности. Средневековые тексты, как правило, не дошли до нас в первоначальном виде. Начнем с того, что их искажали при переписке. Кроме того, они терялись или гибли. Учтем и то, что многие из них довольно трудны для понимания, так как средневековые эрудиты по мере сил старались приукрасить свои записи сложными сентенциями, понятными только им и представителям их круга3. В результате существуют исторические периоды, о которых мы не можем почерпнуть однозначно трактуемые сведения ни из эпиграфических материалов, ни из древних хроник или как-либо иных текстов. Несколько лучше положение с памятниками археологии и сфрагистики. Однако атрибуция первых возможна тольо при учете множества факторов, в том числе и нумизматических, а использование вторых хоть и перспективно, но все еще довольно 1 Анализ сложившейся на данный момент ситуации приведен в его монографии «Эволюция денежных систем Причерноморья и Балкан в XIII—XV вв.» (Пономарев 2012: 15). 2 Рекомендуем обратить внимание на фундаментальный труд С. Альбрехта «Quellen zur Geschichte der byzantinischen Krim», представляющий собой антологию по истории византийской Таврики (Albrecht 2012). 3 Полагаем, что этот вопрос наилучшим образом освещен в монографиях М. А. Поляковской (Поляковская 1992) и Т. В. Кущ (Кущ 2013). 8 М. М. Чореф МАИАСК Supplement 1. 2015 проблематично — они редки и, кроме того, в силу своей специфики не освещают большинства аспектов жизни средневекового общества. Как видим, мы не сможем обойтись без привлечения иных, куда более распространенных и, можно сказать, полновесных источников информации. Считаем, что монеты могут и должны ими являться. Для того чтобы доказать этот постулат, попробуем, учитывая результаты исследований, проведенных Н. А. Алексеенко, В. А. Анохиным, Л. Н. Беловой, П. О. Бурачковым, А. Л. Бертье-Делагардом, А. М. Гилевич, Ф. Грирсоном, Г. К. Э. фон Кёлером, Б. В. Кёне, А. В. Орешниковым, А. Л. Пономаревым, К. Робером, А. И. Романчук, В. В. Росом, П. Ж. Сабатье, В. А. Сидоренко4, И. В. Соколовой, Ф. де Сольси, И. И. Толстым, Е. Я. Туровскоим, В. Ханом и многими другими, осветить историю византийской Таврики, опираясь в основном на результаты нумизматического исследования. Но первым делом объясним, почему мы выбрали этот регион и чем нам интересна его история. Начнем с того, что он был не только ближайшим к Руси, но и одним из важнейших владений Ромейской державы. Немаловажно и то, что Таврика являлась основной точкой соприкосновения византийской и варварских культур Восточной Европы. Вследствие этого в ее истории отразились ключевые процессы эволюции ромейской цивилизации. А это, в свою очередь, важно не только для археологов, историков и нумизматов, изучающих древности Северного Причерноморья, но и для византинистов и славистов, сферами научных интересов которых являются Балканы и Восточное Средиземноморье. Дело в том, что в этих регионах в разные периоды истории наблюдались схожие явления: инфильтрация варварского населения, а также периодические ослабления и усиления влияния мировых империй, нашедшие свое отражения, кроме всего прочего, в денежной эмиссии. С учетом сказанного заметим, что история монетного дела средневекового Крыма делится на шесть периодов. Для первого из них (IV—VII вв.) были характерны процессы сворачивания (IV в.) и возобновления (VI—VII вв.) денежного производства на полуострове (Чореф 2010c: 140—148; 2010d: 332—339; 2011a: 274—302; 2012a: 152—176). На второй (конец VII — первая половина IX в.) пришелся временный упадок монетного обращения, вызванный кризисом ранневизантийского мира (Чореф 2010e: 248—255; 2010b: 297—301; 2011a: 274—302). Третий период (вторая половина IX — X в.) характеризуется доминированием монет византийского чекана и подражания им5, составлявшим большую часть денежной массы, обращавшейся на полуострове. Для четвертого (XI—XIII вв.) был свойственен постепенный, но необратимый упадок монетного обращения, обусловленный становлением в Романии феодальных отношений (Чореф 2009d: 35—51). На последнем этапе этого периода — в XII—XIII вв. — на полуострове обращались не только деньги Византии, но и выпуски иных причерноморских эмитентов, в частности, Сельчуков6 Рума, а также 4 Пользуясь случаем, хотим выразить искреннюю благодарность и признательность В. А. Сидоренко за регулярные консультации и советы, а также за помощь с литературой и материалом, без которого наше исследование было бы невозможно. 5 Речь идет о так называемых таманских и кавказских имитациях византийского золота, серебра и бронзы (Бабаев 2009: 36—86; Голенко 1953: 269—275; 1961: 219—225; Прокопенко 1999: 43—45; Резник, Марков 2001: 114—116). Примечательно, что подражания херсоно-византийским бронзам чеканили и в Закавказье (Lang 1955: 18—20). 6 Считаем необходимым отметить, что утвердившееся в русскоязычной историографии название этой династии «Сельджуки» не совсем корректно. Дело в том, что турецкие источники именуют как этих кочевников, так и их предводителей «Сельчуками». Действительно, арабские историки использовали для их именования слово ‫سلجوق‬ — «Сельджук». Но дело в том, что в арабском нет звука «ч». В письме его обычно передавали буквой «‫— »ج‬ «дж». Но в тюркских языках он есть. Специальный символ для обозначения этого звука — «‫ — »چ‬был разработан еще Джелаль ед-Дином ар-Руми (1207—1273), и эта буква сразу же стала активно использоваться. МАИАСК Supplement 1. 2015 История византийской Таврики по данным нумизматики 9 турецких беев Малой Азии. Пятый (XIII — третья четверть XV в.) и шестой (конец XV — XVIII в.) периоды характеризуются активным использованием монет Золотой Орды и Крымского ханства. Однако деньги государств византийского круга обращались на полуострове до последней четверти XV в. (Майко 2007: 178, рис. 97; Молчанов 1992: 86—88; Чореф 2009e: 101—103). Учитывая заявленные цели и задачи, попытаемся проследить процессы, произошедшие в Таврике в первый, второй, третий, четвертый и, частично, в пятый периоды. Научный интерес к древностям византийской Таврики и, в частности, к истории Херсона возник уже на заре Нового времени — во второй половине XVI — в начале XVII в. Упоминания об этом древнем городе содержатся в трудах Мартина Броневского (Броневский 1867: 338—341), Михалона Литвина (Литвин 1994: 64) и Эмиддио Дортелли д’Асколи (д’Асколи 1902: 122). В их работах отразились представления о Херсоне, сформированные в результате изучения античных и средневековых письменных источников, а также впечатлений самих авторов о посещении Крыма. Впервые монета чекана Херсона была издана в конце XVII в. Речь идет о так называемой «трехфигурной»7 бронзе Маврикия Тиверия (582—602) (рис. 3: 1). В 1680 г. она была опубликована великим французским энциклопедистом Ш. дю Фресне дю Канжем (du Cange 1680: 104—105). Правда, ученый не смог определить место ее выпуска. Исследователь заключил, что заинтересовавшая его монета была отчеканена в Константинополе. Ученый полагал, что разменные деньги в средневековье обращались только на территории выпустившего их эмиссионного центра и в его ближайшей округе (du Cange 1680: 105). А так как «трехфигурная» монета была найдена в округе столицы империи, то у Ш. дю Фресне дю Канжа не осталось и тени сомнения по поводу ее происхождения. И до конца XVIII в. логика исследователя считалась единственно верной. Ее разделяли такие авторитетнейшие специалисты, как Й. Х. Эккель (Eckhel 1828: 220) и Д. Сестини (Sestini 1789: 18—19). И у patrum fundatōrum нашей науки были на то все основания. Дело в том, что до начала XIX в. не приходилось и говорить о системном изучении древностей Восточного Средиземноморья, входящего тогда в состав государства Османов. По той же причине до присоединения Крыма к России территория Херсона не только не исследовалась, но и практически не осваивалась. Так что основная масса древних монет, некогда обращавшихся на его территории, оставалась неизвестной. В результате ученые не могли и предполагать о возможности обнаружения подобных монет на территории Таврики. Новый этап изучения крымских древностей наступил в 1783 г. Основной его чертой было активное накопление нумизматического материала. Так, уже первые жители Севастополя стали находить на его территории древние монеты. Часть предметов старины поступала в коллекции просвещенных собирателей и становилась доступной для исследования. В результате ученые конца XVIII — начала XIX в. смогли выработать первые предположения по поводу атрибуции нумизматического материала средневековой Таврики. Так, по мнению П. С. Палласа, загадочные символы « » и « », известные на самых распространенных монетах херсонского литья, представляли собой обычные для К примеру, она есть во всех надписях, содержавших название позднейшей столицы Крымского ханства ‫باغچه سراى‬ — «Бахчисарай». 7 Вслед за А. Л. Пономаревым мы сочли возможным использовать эту перефразированную русскоязычную кальку с греческого trikevfala — «с тремя головами» (Пономарев 2012: 471—472). Так называли монеты, на которых были оттиснуты изображения трех фигур. 10 М. М. Чореф МАИАСК Supplement 1. 2015 христианского мира и совершенно необъяснимые в монетном деле средневековой Европы «оттиски якоря» (Паллас 1999: 49, л. 32). Со временем были выделены и иные разновидности монет местного литья и чекана. Начался их систематический ввод в научный оборот. В 1803 г. Л. де Ваксель (de Waxel 1803) издал их первый каталог. Судя по публикации, ему были известны pseudo-imperial coins8 конца V в. с изображениями Феодосия и Валентиниана (de Waxel 1803: № 28), бронзы Василия I Македонянина (867—886) (de Waxel 1803: № 29), Константина VII Багрянородного (913—959) (de Waxel 1803: № 38), в том числе времен его соправительства с Романом II (959—963) (de Waxel 1803: № 34), Романа I (920—944) (de Waxel 1803: № 37), Никифора II Фоки (963—969) (de Waxel 1803: № 36), а также Василия II Болгаробойцы (976—1025) и Константина VIII (1025—1028) (de Waxel 1803: № 33). Он же издал и монеты с монограммой « » (de Waxel 1803: № 32). Правда, Л. де Ваксель, по-видимому, не знакомый с работами ...
View Full Document

{[ snackBarMessage ]}

What students are saying

  • Left Quote Icon

    As a current student on this bumpy collegiate pathway, I stumbled upon Course Hero, where I can find study resources for nearly all my courses, get online help from tutors 24/7, and even share my old projects, papers, and lecture notes with other students.

    Student Picture

    Kiran Temple University Fox School of Business ‘17, Course Hero Intern

  • Left Quote Icon

    I cannot even describe how much Course Hero helped me this summer. It’s truly become something I can always rely on and help me. In the end, I was not only able to survive summer classes, but I was able to thrive thanks to Course Hero.

    Student Picture

    Dana University of Pennsylvania ‘17, Course Hero Intern

  • Left Quote Icon

    The ability to access any university’s resources through Course Hero proved invaluable in my case. I was behind on Tulane coursework and actually used UCLA’s materials to help me move forward and get everything together on time.

    Student Picture

    Jill Tulane University ‘16, Course Hero Intern