Marchenko.pdf - 250 150

This preview shows page 1 out of 394 pages.

Unformatted text preview: Теория государства и права Предисловие Уважаемый читатель! Вы открыли одну из замечательных книг, изданных в серии "Классический университетский учебник", посвященной 250-летию Московского университета. Серия включает свыше 150 учебников и учебных пособий, рекомендованных к изданию Учеными советами факультетов, редакционным советом серии и издаваемых к юбилею по решению Ученого совета МГУ. Московский университет всегда славился своими профессорами и преподавателями, воспитавшими не одно поколение студентов, впоследствии внесших заметный вклад в развитие нашей страны, составивших гордость отечественной и мировой науки, культуры и образования. Высокий уровень образования, которое дает Московский университет, в первую очередь обеспечивается высоким уровнем написанных выдающимися учеными и педагогами учебников и учебных пособий, в которых сочетаются как глубина, так и доступность излагаемого материала. В этих книгах аккумулируется бесценный опыт методики и методологии преподавания, который становится достоянием не только Московского университета, но и других университетов России и всего мира. Издание серии "Классический университетский учебник" наглядно демонстрирует тот вклад, который вносит Московский университет в классическое университетское образование в нашей стране и, несомненно, служит его развитию. Решение этой благородной задачи было бы невозможным без активной помощи со стороны издательств, принявших участие в издании книг серии "Классический университетский учебник". Мы расцениваем это как поддержку ими позиции, которую занимает Московский университет в вопросах науки и образования. Это служит также свидетельством того, что 250-летний юбилей Московского университета - выдающееся событие в жизни всей нашей страны, мирового образовательного сообщества. В.А. Садовничий, ректор Московского университета академик РАН, профессор Введение Вопросам теории государства и права в отечественной и зарубежной юридической литературе традиционно уделяется большое внимание. Об этом, в частности, свидетельствуют опубликованные на рубеже XIX-XX вв. работы известных российских ученых-юристов, философов: Муромцева С.А. "Определение и основное разделение права" (М., 1879); Коркунова Н.М. "Лекции по общей теории права" (СПб., 1904); Трубецкого Е.Н. "Энциклопедия права" (М., 1906); Кокошкина Ф.Ф. "Русское государственное право" (М., 1908); Шершеневича Г.Ф. "Общая теория права" Т. 1-4 (М., 1910-1912); Михайловского И.В. "Очерки философии права" (Томск, 1914) и др. О значительном внимании к вопросам теории государства и права в послереволюционный период свидетельствуют также многочисленные монографии, учебники и учебные пособия по данной тематике. В числе последних работы: Денисова А.И. "Теория государства и права" (М., 1948); Каревой М.П., Кечекьяна С.Ф., Федосеева А.С. и Федькина Г.И. "Теория государства и права" (М., 1955); Мокичева К.А. "Теория государства и права" (М., 1971) и ряд других учебников и учебных пособий. Особенно большое число учебников и учебных пособий по теории государства и права было подготовлено и опубликовано отдельными авторами и коллективами авторов за последние годы. Начавшиеся в 1985 г. "перестройка" и демократизация общественно-политической и государственной жизни на основе новых принципов и социальных ценностей стимулировали данный процесс и подтолкнули авторов на написание новых работ. Одновременно весьма остро встал вопрос не столько о количестве изданных учебников и учебных пособий по теории государства и права, сколько об их качестве. Весьма важной оказалась проблема оптимального сочетания современного, новейшего государственно-правового материала с традиционным, ставшим классическим для отечественного государствоведения и правоведения материалом. Не менее важной и актуальной оказалась проблема переоценки некоторых устаревших, хотя и сложившихся лишь за последние десятилетия в нашей стране государственно-правовых взглядов, политико-правовых и духовных ценностей. Речь идет, в частности, о необходимости "корректировки" укоренившегося в сознании юристов и специалистов в области других общественных наук представления о государстве, праве, политике и демократии лишь как о "чисто" классовых явлениях, институтах и учреждениях, тогда как они сочетают в себе наряду с классовыми также национальные, групповые, клановые, этнические, личные и многие другие цели и интересы. Речь идет также об изменении отношения под влиянием появившихся новых фактов и обстоятельств к таким политико-юридическим по своей природе явлниям, институтам и учреждениям, как правовое государство, принцип разделения властей, институт частной собственности, многопартийность и множественность ("плюрализм" - американский вариант) идеологий, деление права на публичное и частное, и др. Раньше они воспринимались, как правило, лишь в сугубо критическом, точнее - негативном плане, тогда как опыт России и других государств показывает, что их следует рассматривать и в позитивном плане. Следует отметить, что процесс пересмотра некоторых ценностей и изменения отношения к отдельным явлениям, институтам и учреждениям в нашей стране и в других, ранее именовавших себя социалистическими, странах не всегда проходил гладко, безболезненно. Отдельные авторы, в частности, специалисты в области конституционного (прежнего - государственного) права, иногда раскаивались в совершении ими неких теоретических "грехов" в прошлом и эмоционально заявляли о том, что они будут "правильными", политически и идеологически непогрешимыми в настоящем и будущем*(1). Однако, несмотря на отдельные эмоциональные, зачастую порожденные новой политической конъюнктурой в России и других странах "всплески", в целом, вполне естественный, обусловленный объективными изменениями в экономике, обществе и государстве процесс пересмотра некоторых прежних взглядов и подходов, а также зарождения и становления новых государственно-правовых воззрений и доктрин проходил без особых потрясений и вполне достойно. И это понятно, поскольку в данном случае речь идет не о крушении каких-то политических или идеологических идеалов и нереализованных амбиций, затрагивающих значительные слои населения или отдельные группы людей, а о закономерном процессе непрерывного развития и совершенствования юридической науки и образования. Последние имеют свои непреходящие, фундаментальные академические и образовательные ценности, не подверженные ни конъюнктурной эрозии, ни влиянию со стороны непрерывно возникающих в обществе и по истечении определенного времени канущих в лету сиюминутных политических и государственно-правовых идей. Это касается, в частности, фундаментальных, основополагающих представлений о государстве и праве, законности и конституционности, правотворчестве и правоприменении, правонарушении и правомерном поведении, наконец, о месте и роли государства и права в жизни общества и политической системы. Какие, например, функции выполняет право в жизни общества и какова его реальная роль по отношению к государству? Меняются ли они применительно к разным типам государства и права или же остаются неизменными? Безусловно, меняются и весьма существенно вместе с изменением общества и государства. Имея в виду неразрывную связь государства и права, можно с полной уверенностью сказать, что каковым по своей сущности и назначению является государство, таковым будет и право. Какова социально-классовая роль в обществе государства - таковой будет и роль права. Следует отметить также, что государство и право не только зависимы друг от друга, но в то же время они сохраняют и определенную самостоятельность. Если государство издает правовые акты, обеспечивает их соблюдение и в случае неисполнения содержащихся в них требований применяет принудительную силу, то право, в свою очередь, активно воздействует на государство путем установления общеобязательных для всех его органов, должностных лиц и организаций правил поведения. С помощью норм права закрепляется их статус, определяются рамки их деятельности, устанавливаются их структура, порядок функционирования и взаимоотношений. Но это не означает, что такая взаимосвязь и взаимозависимость относятся лишь к определенному типу государства и права и не имеют общего фундаментального характера, так же, как и функции, и роль права по отношению к государству и обществу. Независимо от типа, формы или просто преходящих обстоятельств по отношению к государству и обществу право всегда выступает прежде всего как регулятор общественных отношений. Оно регулирует сложившиеся в обществе экономические, политические и иные отношения. Право закрепляет существующий в той или иной стране государственный и общественный строй. В этом заключаются одна из его функций и назначение. Устанавливая конкретные права и обязанности сторон (граждан, должностных лиц, общественных и государственных организаций), право вносит определенный порядок в общество и государство, создает юридические предпосылки для его активности и эффективности. Именно поэтому каждое государство стрмится не только к изданию отвечающих его интересам законов и других правовых актов (постановлений, декретов, распоряжений и т.п.), но и к их полному осуществлению. Не случайно в таких фундаментальных юридических актах, как Кодекс Наполеона, особо указывается на то, что "законы являются подлежащими исполнению на всей французской территории". Что "нельзя нарушать частными соглашениями законов, затрагивающих общественный порядок и добрые нравы". И что судья, который откажется судить "под предлогом молчания, темноты или недостаточности закона, может подлежать преследованию по обвинению в отказе в правосудии". Наряду с функциями закрепления и регулирования общественных отношений право в любом обществе и государстве выполняет также воспитательную роль, которая заключается в том, что закон опирается не только на государственное принуждение, но и на убеждение. И это положение имеет общее, фундаментальное значение. Небезынтересно отметить, что еще римские юристы придавали праву огромное нравственное и воспитательное значение. Цицерон, например, считал, что "закону свойственно также и стремление кое в чем убеждать, а не ко всему принуждать силой и угрозами". По его мнению, каждому закону должно сопутствовать введение (преамбула), цель которого - укрепить "божественный авторитет закона" и использовать страх божьего наказания для предотвращения его нарушения. На авторитет, воспитательную роль закона и на божью кару уповали не только римские юристы и философы, но и многие мыслители более поздних времен. "Величие и ничтожность человека настолько зримы, - писал великий французский философ Вольтер (1694-1778), - что истинной религии необходимо поучать нас тому, что в человеке заложен некий огромный принцип величия и одновременно - некий огромный принцип ничтожества". Воспитательная роль права проявляется и в том, что оно призвано развивать в людях чувство справедливости, правды, добра, гуманности. Закон есть "царь всех божественных и человеческих дел, с пафосом провозглашали римские юристы. - Нужно только, чтобы он стоял "во главе как добрых, так и злых", служил "мерилом справедливого и несправедливого". Он приказывает делать то, что "должно быть совершаемо". Помимо названных функций право по отношению к любому обществу и осударству выполняет и иные функции. Данный вывод имеет не локальный, а общий, универсальный характер, не подверженный сиюминутным политическим или иным влияниям. В предлагаемом третьем издании учебника по теории государства и права предпринимаются попытки оптимального сочетания фундаментального материала и прикладного, традиционных классических выводов и подходов к исследованию предмета с современными, новыми подходами. При подготовке учебника широко использовался отечественный и зарубежный опыт написания подобных работ. Учтены современные научные исследования в сфере государственной и правовой жизни, а также новейшее российское и, отчасти, зарубежное законодательство. В работе представлен широкий спектр мнений по рассматриваемым проблемам. Учебник написан в соответствии с учебной Программой по теории государства и права. В настоящем издании учебника представлены также отдельные, теоретически и практически значимые темы, которые выходят за рамки действующей учебной программы. В их числе такие темы, как "Государство и право переходного типа", "Разделение властей в государственном механизме", "Государство и право в условиях глобализации", "Правовое воздействие на экономику: понятие, формы, тенденции", "Правовой договор как источник права", и другие. Авторы выражают искреннюю благодарность официальным рецензентам за огромную помощь в подготовке данного материала к печати. М.Н. Марченко, профессор Глава I. Предмет и методология теории государства и права § 1. Предмет теории государства и права Определение предмета теории государства и права, равно как и любой иной учебной дисциплины, означает установление круга общественных и иных явлений, институтов и учреждений, которые она изучает. Наличие четко определенного предмета, ограниченного от сферы "приложения" других, смежных дисциплин, свидетельствует о научной зрелости, относительной самостоятельности и о потенциальной эффективности рассматриваемой отрасли знаний и академической дисциплины. Что изучает теория государства и права? Другими словами - что составляет предмет теории государства и права? Отвечая на эти вопросы, необходимо обратить внимание на название данной науки и учебной дисциплины. Оно дает частичный ответ на поставленый вопрос, указывая на то, что теория государства и права имеет дело прежде всего с такими явлениями и понятиями, как государство и право. Однако изучением государства и права занимаются и другие науки: история государства и права, философия, политология, социология, отраслевые юридические дисциплины и др. Каждая из них изучает государство и право под определенным углом зрения, рассматривает лишь ту или иную их отдельную сторону, аспект. А вместе они создают цельную картину, разностороннее представление о государстве и праве. Таким образом, имея один и тот же объект исследования, каковым являются государство и право в целом как реально существующие явления, каждая из названных дисциплин имеет при этом и свой собственный предмет исследования. В научной и учебной литературе предмет теории государства и права определяется неодинаково. В одних работах он представляется как "общие закономерности возникновения, развития и функционирования государства и права как таковых и специфические закономерности возникновения, развития и функционирования государства и права каждого в отдельности взятого классового (чаще употребляется термин "исторического") типа"*(2). В других - он рассматривается как "закономерный процесс возникновения и развития государства и права на различных исторических ступенях движения классового общества, сущность, содержание, формы и функции государства и права, взаимосвязь государства и права, правотворчество и правоприменение..."*(3). Имеются и другие определения предмета теории государства и права. При существующем между ними различии все они сходятся в том, что данная наука имеет дело с такими сторонами и процессами государственно-правовой жизни, как процесс возникновения, становления и развития государства и права - общие закономерности данного процесса; взаимосвязь государства и права; их характерные признаки, формы, сущность, содержание и черты; место и роль государства и права в жизни общества и в его политической системе; право, правосознание, законность и конституционность; законодательный процесс и его отдельные стадии; правомерное поведение, правонарушение и юридическая ответственность. Кроме названных существуют и другие блоки вопросов, которые непосредственно связаны с государственно-правовой жизнью и входят в содержание предмета теории государства и права. Их много, и они весьма разнообразны. Перечислять их все нет никакой необходимости и возможности. К тому же, как писал французский просветитель, правовед и философ Ш. Монтескье, "никогда не следует исчерпывать предмет до того, что уже ничего не остается на долю читателя. Дело не в том, чтобы заставить его читать, а в том, чтобы заставить его думать"*(4). Необходимо отметить также, что сам предмет теории государства и права, как и отдельные составляющие его содержание части, не является застывшим, а с течением времени изменяется и развивается. Это, в свою очередь, не только затрудняет, но и делает бессмысленными попытки исчерпывающего определения предмета теории государства и права и его содержания как чего-то раз и навсегда данного, неизменного. Так, например, если раньше в рамках отечественного курса теории государства и права особое внимание уделялось "государству диктатуры пролетариата", "общенародному" государству и праву, "государству всеобщего благоденствия", "государству ночного сторожа" и другим явлениям и понятиям, считавшимся актуальными, то в настоящее время эти теории и доктрины стали достоянием истории. На первый план вместо них все больше выдвигаются концепции "правового государства", "социального государства", естественно-правовые теории прав и свобод граждан и др. Не случайно в новой Конституции России, отражающей официальный взгляд и оценку государственно-правовых явлений, особое внимание акцентируется на том, что Российская Федерация "есть демократическое федеративное правовое государство" (ст. 1), что это - "социальное государство", политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (ст. 7), и т.д. Разумеется, основа предмета теории государства и права - общие закономерности возникновения, развития и функционирования государства и права, ядро данной науки и учебной дисциплины сохраняется на протяжении всего периода ее существования. Что же касается используемого при определении общих закономерностей материала, а также различных "частных" теорий, взглядов и представлений о государственно-правовых явлениях, институтах и учреждениях, то они непрерывно развиваются, сменяют друг друга и видоизменяются. В зависимости от уровня, конкретно-исторических и иных условий развития общества, уровня развития общественного сознания, культуры и идеологии меняется также представление о самих государстве и праве, характере их взаимосвязи и взаимодействия, их месте и роли в жизни общества. Последнее меняется не только в зависимости от объективных, но и субъективных факторов. Например, все имеющие в настоящее время место споры о характере взаимоотношения государства и права, а вместе с тем и о содержании теории государства и права как науки и учебной дисциплины носят не только объективный, обусловленный противоречивостью исследуемого материала, но и субъективный характер. Вопреки традиционно сложившемуся и полностью себя оправдавшему представлению о теории государства и права как о единой науке и учебной дисциплине высказываются, в частности, довольно субъективные мнения относительно необходимости ее деления на две самостоятельные отрасли знаний и учебные дисциплины - теорию государства со своим собственным предметом и теорию права; предлагается переименовать "теорию государства и права" в "теорию права и государства", подчеркнув тем самым приоритетную роль права над государством; высказываются суждения о целесообразности рассмотрения "теории государства и права" как составной части "особой науки - политологии" и введения самостоятельной дисциплины под названием "общая теория права", которая, исследуя общие закономерности становления и развития юридической надстройки, входит в качестве отрасли в юридическую науку и составляет е...
View Full Document

  • Winter '17
  • Московского университета, United States v. Nixon, теории государства

{[ snackBarMessage ]}

What students are saying

  • Left Quote Icon

    As a current student on this bumpy collegiate pathway, I stumbled upon Course Hero, where I can find study resources for nearly all my courses, get online help from tutors 24/7, and even share my old projects, papers, and lecture notes with other students.

    Student Picture

    Kiran Temple University Fox School of Business ‘17, Course Hero Intern

  • Left Quote Icon

    I cannot even describe how much Course Hero helped me this summer. It’s truly become something I can always rely on and help me. In the end, I was not only able to survive summer classes, but I was able to thrive thanks to Course Hero.

    Student Picture

    Dana University of Pennsylvania ‘17, Course Hero Intern

  • Left Quote Icon

    The ability to access any university’s resources through Course Hero proved invaluable in my case. I was behind on Tulane coursework and actually used UCLA’s materials to help me move forward and get everything together on time.

    Student Picture

    Jill Tulane University ‘16, Course Hero Intern